Очерк об учебном лагере «Организаций Рона», часть 2

Главная / Новости / Очерк об учебном лагере «Организаций Рона», часть 2

18 декабря 2014

Ох, рано встаёт охрана

Субботнее утро для нас началось около 9 часов. Действовать надо было быстро, чтобы успеть на завтрак. Знакомства и беседы с участниками лагеря накануне задержали наш личный отбой, и выспаться удалось едва ли. Душ, зарядка и Тимати со своим треком «Понты» взбодрили. Эта, любимая Костей песня, стала гимном поездки: «Десятки поколений белок в колесе, и лишь один процент не таких, как все». Для него — дерзкого бизнесмена с большими планами это было подтверждением правильного выбора.

Мы прибыли к концу завтрака и явно не единственные, кто вчера поздно лёг. Выбирая блюда, я разглядывал присутствующих, находил много знакомых лиц. Наш визит по-прежнему был в центре внимания, мы спокойно и мирно присутствовали, так что, никто открыто не пытался с нами что-либо делать. Нас видели, нас разглядывали (футболки «СДС» стильно смотрелись в этом зале) и каждый, с кем я здоровался, отвечал на приветствие. Ко мне подошёл незнакомый мужчина в годах и спросил, что означает «СДС». Я ответил прямо, хоть и не знал наверняка, из лагеря он, или из другой компании — было в его посыле что-то уж очень мне знакомое. На встречный вопрос, «знает ли он что-то об этом?» мужик лишь ухмыльнулся и позже я видел его в окружении известных мне ронсорговцев. Пока я выбирал блюда, у Константина завязался разговор с женщиной за соседним столиком.

— Мне не нравится, что вы тут ходите и всё фотографируете, — возмущалась она, — Я не хочу, чтобы меня фотографировали!

— Я не Вас, я себя снимаю, это специальная такая штука, чтобы себя фотографировать, — Костя демонстрировал, как его iPhone, закрепленный на специальном телескопическом приспособлении (новый товар, который он выводит на рынок), работает в режиме «селфи».

— А в чём проблема? — спросил я, и мадам ответила неожиданно прямо.

— Вы, вообще не понятно, зачем сюда приехали, что-то тут высматриваете, фотографируете. Вы вторглись в чужое пространство!

— А у меня такое впечатление, что это вы вторглись в моё пространство, причем очень давно.

— Я приехала сюда с ребёнком отдохнуть и не хочу, чтобы меня снимали.

— Правда? Так, а что вы скрываете? — так же прямо спросил я, и это неожиданно остановило её поток возмущения.

Пять минут назад в холле мы отлично пофоткались с девчонками с другого мероприятия, а потому «партизанский» настрой участницы лагеря был странен. Несколько лет назад я сам всячески скрывал, маскировал и извращал обходными формами свою бытийность саентолога, что вызвало к дамочке из-за соседнего столика смешанные чувства. По крайней мере, я никогда не считал саентологов или Церковь врагами. В период моих блужданий по сквирелу относился к ним как к братьям меньшим и заблудшим — максимум. Было желание помочь и вытащить священное знание из скверных рук ЦРУ... о чём я и пишу в своей книге, но тут я видел враждебность. Причём враждебность явно была наносная, предвзятая...

Закончив завтрак и оставив Костю позади, я отправился в апартаменты. В спальном корпусе мне встретился Гусев младший — Александр. Мы с ним общались накануне и сейчас обменялись парой слов, после чего я подарил ему свою книгу «Цена свободы». Дальше в коридоре я столкнулся с Мариной Новиковой. С ней и её группой «Динамика» я познакомился в Сочи, когда ездил туда за Фёдоровской «Эстэтой». Марина на пару мгновений «подвисла» от моего приветствия, но быстро нашлась, осуждающе покачала в мой адрес головой и отказалась принять в дар книгу. Придя в номер, я завалился в кровать. Прошедшая неделя была полна интересной работы, высыпаться было некогда и сейчас это стоило компенсировать парой часов дрёмы. Всё же выходной.

Проснулся я от Костиного голоса. Тактично закрывшись в ванной комнате, он продолжал управлять своим бизнесом по телефону. Пора было идти на обед, и мы вновь отправились на общую тусовку. При подходе к столовой, метрах в 30 от неё, я заметил уходившую уже Тамару Выслинскую. Увидев меня, она оживилась, стала показывать своей спутнице в нашу сторону и даже достала телефон, чтобы сделать снимок. Я с удовольствием позволил меня сфотографировать, попросил фото скинуть ВКонтакт и мы направились в обеденный зал. Похоже, наш рейтинг рос.

За обедом, на раздаче блюд я столкнулся лицом к лицу с Эрикой Хаури и моё «Hello!» вызвало у неё на лице гримасу. Интересно, почему? Ведь она не знает меня, не знает моего продукта, моих статистик, но при этом имеет обо мне мнение… Впрочем, впереди у меня ещё будет яркая ситуация с Хаури и я не стану опережать события. Накушавшись всего того, чем угощало гостеприимное «Ершово», я разглядывал присутствующих. Могу ошибаться, но я увидел в этом учебном лагере Ронсорга не более 50 человек.

Прямо напротив нас за круглым столом сидело человек семь. Из них я лично знал только Наталью Шарнову, с которой познакомился всё в той же «Эстэте». Месяца три назад я ей звонил и предлагал встретиться. Тогда она отказалась, мол, у неё есть обо мне определённое мнение (откуда же они его берут, это мнение, не общаясь со мной?). Сейчас она сидела в двух метрах от меня и время от времени поглядывала в мою сторону. Через час я встречу её на лестнице в спальном корпусе и предложу свою книгу:

— Привет, Наташа!

— Привет, — она, как и остальные, ответила на приветствие при кажущемся не-общении.

— У тебя ведь нет своего экземпляра моей книги, давай подарю, – я знал, что она в курсе и читала её, как и большая часть руководителей групп в Ронсорге.

— Нет, мне не надо.

— А чего так? — спросил я.

— А вот так потому что!

Это странное чувство, когда человек тебе говорит одно, а внутри кричит совсем другое, возникало у меня от общения с 80% ронсорговцев. Я не стал париться из-за её отказа и прямо ответил:

— Ну, правильно. Она ведь опасна, — припомнив отзыв о книге «ОТ 80 уровня» Нора Андрея, и его инструкцию, что надо делать с книгой, чтобы к вам перестали по ночам являться угрызения совести.

Боюсь, мне никто никогда не сможет объяснить смысл такого «не-общения». Ситуация ЕСТЬ. Лично я хотел бы её уладить. Общение один чёрт происходит – жаль, что зачастую скрыто. Если Рон говорит, что единственное неправильное действие — это перестать общаться и ничего не делать, то, что тогда происходит? Может это данное просто неизвестно в ронсоргах и ещё одна часть технологии рискует быть утерянной?

На вечер у нас был запланирован культурный отдых. В путёвку входили бассейн, спортзал, детская игровая комната на час и ещё какие-то интересности. За ними мы и отправились в соседний развлекательный корпус около восьми вечера, когда на Ершово опустилась ранняя зимняя ночь. В кинотеатре заканчивался добрый совдеповский фильм с детьми в главных ролях, для бассейна нам не хватало медосмотра местного эскулапа и купальных принадлежностей, но в вестибюле стояли теннисные столы и мы с Костей решили скрестить ракетки в честном поединке. Судя по расположению залов, на втором и третьем этажах должны были происходить главные действа лагерного обучения. Мне было интересно это увидеть, и я коротал время за игрой, чтобы не нарушать внутренний распорядок. Как я выяснил у девушки-смотрительницы, которая дала нам ракетки, время аренды зала-класса у Ронсорга заканчивается в 22:00. У нас было ещё больше часа.

В перерывах между игрой я ещё пару раз прошёлся по холлу первого этажа, где уже с полчаса находились двое охранников, и мне показалось, что один из них — явно старший — как-то напрягся от моих перемещений. Отметив это, я продолжил партию в теннис и через время ещё раз направился на осмотр помещения. Тогда охранник заговорил со мной:

— Что вы хотели?

— Смотрю, где тут что, в бассейн как попасть, — его деланное недовольство выглядело забавно, ведь я и есть тот, чей покой охранять является его работой.

— Сегодня уже всё закрыто.

— Я понимаю, но хоть буду знать, где. Кстати, где бассейн?

— На втором этаже, ­— не особо дружелюбно ответил этот отставной солдат лет на 10 меня старше и я окончательно понял, что тут дело не чисто.

Мы доиграли нашу партию, сделали несколько фотоснимков и подошли к рецепшину, сдавать игровой реквизит. Девушка за стойкой осторожно улыбалась, её подруга поглядывала на меня так, словно я стоял перед ней с ожерельем из крокодильих клыков на шее и в набедренной повязке из перьев какаду, а охранник, который переместился со стулом прямо сюда, всем своим видом показывал, что чем скорее мы уберёмся, тем целее будем. У нас явно была ситуация, надо было что-то предпринять, и с видом заправского зимнего туриста я начал разговор:

— Вот, ваши ракетки, спасибо большое за игру. Обожаю настольный теннис.

— Пожалуйста, приходите ещё, — мило улыбалось юное создание за стойкой.

— Обязательно. Скажите, а бассейн наверху? Можно сходить посмотреть? — от этих моих слов охранник окончательно напрягся.

— Да, на втором этаже, — ответила девушка.

— О, понятно. А скажите, там ведь у вас залы арендуют? До которого часа?

— Вам это зачем? — охранник начал прямое наступление, и я понял, что пора раскрывать карты.

<<< Читать часть 1 Читать часть 3 >>>


В тексте упоминаются: Хаури Макс и Эрика, Новикова Марина, Выслинская Тамара, Шарнова Наталья, Нор Андрей

Все новости

 
Новости

18 февраля 2022
Олег Матвеев исказил текст книги «Руководство по ассистам» и выдал за свое собственное произведение
Читать дальше...

12 апреля 2021
Возможно ли практиковать гипноз и называть себя при этом одитором? Оказалось, что в Свободной зоне возможно и не такое...
Читать дальше...

24 ноября 2020
Что общего у онлайн-покера, спортивных тотализаторов и сквирелинга? Читайте в истории про Илью Варганова — нового одитора группы «Дрор»
Читать дальше...

Подписка на рассылку

Для получения обновлений сайта на е-мейл, подпишитесь на рассылку:


Свяжитесь с нами

Если у вас есть важная информация о деятельности членов Свободной Зоны или вам нужна помощь – напишите нам: info@freezonetruth.ru